Part One.

http://sd.uploads.ru/uAIC9.gif


- И что, по его мнению, мы должны делать?
- ПШЗ, конечно.
- Что?
- Продолжать шевелить задницами.

Я - ИГРОК
Мои излюбленные фандомы: Доктор Кто, Зачарованные, Волкодав, Хроники Нарнии, Код Гиаса, Вселенная Ехо.
Роли, в которых покоряю:

Амелия Понд. Спутница Одиннадцатого Доктора, всю ночь прождавшая его в саду. Спустя 14 лет отправилась с ним в первое путешествие. Прошла через многое, в конце была переброшена Плачущим Ангелом в прошлое, где нашла своего мужа.

Возможность получить высшее образование оказалась более заманчивой, чем Амелии хотелось бы. Но было ли это ей сейчас нужно вот в чём вопрос. Да, она хотела бы забыться, хотя бы на время отвлечься от ненужных мыслей. Только само по себе образование не всегда нужно. Работала же она в журнале, писала статьи, без журналистского диплома.

— Я подумаю, - ответила она. Ей нужно время, чтобы привыкнуть новой обстановке, чтобы найти себя. Предложение? Понд удивлённо подняла бровь. Какое к ней может быть предложение? Она же совершенно обыкновенный человек. Даже диплома о получении высшего образования нет. А то, что с Повелителем времени путешествовала, так это просто хобби. Отличная возможность не свихнуться от скуки. — Я вас слушаю.

Опять он сводит всё к рассказу. Что ж, придется вкратце пробежаться по истории их путешествий. Амелия откинулась на спинку кресла, и уставилась в одну точку, припоминая момент встречи с Доктором. Она всего лишь попросила Санту прислать кого-то, кто заделает трещину в её стене. А Доктор не просто починил стену, но и её жизнь.

— Мы познакомились на Пасху одна тысяча девятьсот девяносто шестого года. Мне было семь лет и в моей стене была страшная трещина. Самое смешное, что я так и не вспомнила, когда она появилась, - Эми умолкла. Казалась бы ничего сложного, но рассказать эту историю было тяжело. Всего несколько фраз, а уже хотелось закончить. Она не планировала говорить об этом вслух. Но отмолчаться не получится. А потому, Понд продолжила. — Я попросила Санту прислать кого-нибудь заделать трещину. И в тот момент в мой сад упала ТАРДИС, разнесла сарай, но принесла мне спасение.

Она вздохнула, а на лице появилась грустная улыбка. И почему сейчас ей не семь лет? Почему в её саду уже никогда не потерпит крушение машина для путешествий в пространстве и времени? Почему всё позади? Вот бы сейчас отмотать время назад, и прожить эту жизнь заново, - промелькнуло у неё в голове. Это было бы здорово.

— В той будке был Доктор, как он потом объяснил, в ту ночь он регенерировал и попал в мой сад как в процессе изменений. Это было забавно. Всё новое, ещё ничего не определено. Интересное, наверно, ощущение, когда не знаешь своих предпочтений, не знаешь, как новое тело реагирует на раздражители. Но суть не в этом, а в том, что тогда он осмотрел трещину в моей стене, и сказал,
что это не просто трещина, а временная трещина, -
иногда по ночам ей снился сон о том, что они с Таймлордом открывают разлом, а на них смотрит глаз Атракси. Жуткая история. — Через эту трещину в мой дом сбежал заключённый Ноль. Межмирная многоформа, способная устанавливать телепатическую связь с человеком и принимать его облик. Но часто путается, если изображается сразу несколько объектов. Это чудовище прожило в моём доме двенадцать лет.

Снова замолчала, Амелия не думала, что рассказ первой встречи займёт так много времени. Она вспомнила про их первый совместный "ужин": рыбные палочки, заварной крем и мороженое. Это было так здорово. И по-настоящему забавно. Потом, до их новой встречи, её ничего не забавляло также сильно, как этот случай.

— Когда Доктор вернулся, много лет спустя, он помог Атракси вычислить сбежавшего преступника, и спустя ещё два года пригласил меня в первое настоящее путешествие. Звёздный кит, последний из своего рода. Он не смог смотреть, как плачут дети и пришёл на помощь людям, позволил им построить на себе корабль. А люди в ответ пытали его триста лет. Столетия пыток, в ответ на доброту, - Эми вздохнула, она понимала мотивы тех людей, но не могла с ними согласиться. — А потом была встреча с потрясающим человеком — Уинстоном Черчиллем и далеками, которые не могли запустить процесс создания себе подобных, им нужно было подтверждение от Доктора, что они именно те, кем себя называют.

Она не задерживалась на историях, пересказывая их в общем, без освещения деталей. Подробности Понд расскажет при случае, когда придёт время. Эми надолго замолкла, ведь впереди была история о плачущих ангелах, тех самых, что перенесли Рори в прошлое, а её сюда. Существа, которых невозможно победить.

— А вот потом произошла моя первая встреча с Ангелами, при крушении корабля под названием "Византия", - про первую встречу с Ривер она упоминать не стала. Такие подробности пока рано оглашать. Тем более, вряд ли они ещё увидятся. — А потом мы отправились в Венецию шестнадцатого века. Так как Доктор прилетел ко мне в ночь перед свадьбой, он решил устроить нам что-то вроде романтического свидания и медового месяца в одном флаконе. Только ни одно путешествие с ним не проходит просто так. Мы стали участниками борьбы с вампирами, которые оказались инопланетянами. Сатурнианцами, - Амелия сделала паузу. Говорить о потерянном муже тоже было нелегко. В тот момент, в принципе, было нелегко. — Вам когда-нибудь снились сны, которые казались не просто реалистичными, а реальными? Вот нам приснились сразу два, и мы перепрыгивали из одного в другой и обратно, пока не поняли, что всё это игры воображения. Кстати, а что вы знаете о землянах, живших до людей? - Понд было любопытно, какими знаниями обладает этот человек. Слышал ли он о силурианцах? Представляет ли он, кто это такие?

Эми молчала, внимательно слушая предположения Янто. Это было так непривычно, когда вместо того, чтобы слушать с открытым ртом, ты выступаешь в роли наставника и рассказываешь о невероятных возможностях и поворотах.

Сьюзен Певенси. Великодушная королева Нарнии, что забыла свою страну.

Всё начиналось так волшебно. Волшебная страна в платяном шкафу. Рассказать кому, не поверят. Да она и сама не поверила малышке Лу, когда та поведала им о встрече с фавном. Ведь тогда она старалась быть старше, рассуждать логически. И совсем не верила в сказки. Сьюзен думала, что для заботы о близких, вера в сказки не нужна. И попав Нарнию, девочка поняла свою неправоту. Сказки помогают не только детям, но и взрослым найти ответы на свои вопросы, стать сильнее.

Сьюзен часто вспоминала тот лес, куда они попали выйдя из шкафа. Он был так красив и чист, укрытый белоснежным покрывалом, что Сью с первого взгляда полюбила его. Позже, она старалась сохранить в памяти ту чистоту. Старательно восстанавливала увиденные детали. А потом началась самая интересная история в её жизни. Путешествие через всю страну только для того, чтобы встретиться с говорящим львом. А затем была война, страшная и беспощадная, от которой мама старалась их оградить. Но война окончилась, и последовали пятнадцать лет правления этой чудесной, доброй страной. Сью старалась быть доброй и справедливой. И нарнийцы утверждали, что у неё получалось. Но всё хорошее, как известно, быстро кончается. Вот и эта история закончилась почти мгновенно: долгие годы, проведённые в сказке, пролетели за один миг. Теперь она снова просто Сьюзен Певенси из обычной лондонской семьи. Обыкновенная девочка, ученица школы и занудная всезнайка. Только теперь в её глазах горит странный огонь, а спина держится по-королевски прямо.  Волшебная страна в платяном шкафу сделала её сильнее, но только лишь для того, чтобы в дальнейшем разбить своей королеве сердце. Он часто вспоминала их первое возвращение из Нарнии. В тот момент она чувствовала, что это не правильное решение, что не нужно отпускать туда Люси, но не могла найти своему предчувствию объяснения. И часто жалела, что сама пошла следом. Вечно любопытная Люси заметила то, что вновь изменило их жизнь.

Во времена Золотого Века Нарнии Сьюзен была безмерно счастлива. Но Аслан вернул их назад, в дом профессора Кёрка. Разбил все их мечты и надежды. А потом Нарния была уже не той. В ней не было тех, ради кого билось её сердце. Великодушная королева Нарнии не могла не придти на зов своей страны, но именно тогда её вера в волшебство дрогнула. Она начала сомневаться, в себе, в Аслане, в Нарнии. А потом она узнала, что для Нарнии она стала слишком взрослой. Эти слова Великого Льва окончательно разуверили её в великодушии Создателя волшебной страны. Она окончательно отвернулась от Нарнии. Тогда уходя, она поцеловала принца Каспиана. Что он подумал об этом? Ей было всё равно. Так она попрощалась с любимой страной. Навсегда.

Она старалась проводить больше с родными, но встречи с "друзьями Нарнии" не унимали боль, лишь разжигали её сильнее. Она умела не завидовать своим родным и радоваться за них, поэтому с замиранием сердца подслушивала историю о путешествии Люси и Эдмунда на край света. Но от этого становилось не по себе. Эта история с новой силой разожгла, не так давно угасшую тоску. Тоску по потерянной любви. Она не могла забыть те искристо-голубые глаза, что всегда оказывались рядом, когда ей это было нужно больше всего. Даже тогда, когда королева этого не понимала. Советник королей и королев, лорд Перидан, занял в её сердце всё свободное место. Она отдалялась от родных, чтобы хоть чуть-чуть утихли боль и тоска. Не помогло. И тогда Сью начала гоняться за приглашениями на званные вечера, за новыми элементами одежды, помадами, кавалерами. Она пустилась во все тяжкие, прослыв предательницей Нарнии. Но что она пыталась сделать? Певенси лишь хотела найти крупицу Нарнии в этом сером и так непохожем мире. И Сью соглашалась с этим обвинением, но почти каждую ночь ей снились просторы родной страны, от которой она так хотела убежать, от которой так хотела освободиться.

Сентябрь сорок девятого года перевернул её жизнь с ног на голову. Железно-дорожная катастрофа унесла жизни всех членов её семьи. Тогда погибли все: и родители, и братья с сестрой, и профессор Кёрк, и Полли Пламер (Сью мало знала эту женщину), и даже Юстас (их несносный кузен). Она потеряла всех. Теперь королева Нарнии осталась совершенно одна. Сьюзен никак не может забыть тот день, когда взяла в руки телеграмму. Накануне она почти не спала, предчувствуя беду. Но снова ничего не смогла сделать.

Пока они были рядом Сьюзен старалась жить, старалась действовать, не останавливаясь и не оглядываясь. С каждым новым днём Сью всё сильнее отдалялась от семьи. Она так старалась заглушить собственную боль, что не заметила, как рядом с ней не оказалось никого. Все знакомые и друзья считали её высокомерной выскочкой, желавшей получше устроиться. Когда никого не осталось, Сьюзен продала дом, в котором они жили и купила маленькую квартирку на другом конце Лондона.

— Что? Простите, задумалась, - Сьюзен посмотрела на нового соседа. Она видела его впервые. Хотя это было неудивительно. В последнее время она совсем никого не замечала. Ни соседей, ни однокурсников. — Я — Сьюзен, Сьюзен Певенси.

Она так давно ни с кем не говорила, что собственный голос кажется ей чужим. В университете с ней предпочитали не общаться, считая чокнутой. А она старалась не развеивать этот миф, иногда специально при всех рисуя Нарнию.

— Да, пожалуйста, - она протянула ему свой ключ, пытаясь одной рукой удержать накопившуюся корреспонденцию. — Надеюсь подойдёт.
Она улыбнулась коротко, грустно. Этот странный сосед ей понравился, в глубине души что-то откликнулось. Было в нём что-то понятное, знакомое. Пока Криденс возился с ящиком, Сью отошла к окну, чтобы сложить бумаги как положено. Пальцы дрожали, Певенси прижала руками бумагу. Лишь бы не видеть.

— Подошёл? - она схватилась за соломинку. В Нарнии она научилась многому, и в первую очередь видеть искренность других. А он хотел с ней поговорить. Сьюзен обязательно даст ему шанс разочароваться. — Я пойду, что-то устала сегодня. А вы потом занесите. Вы же знаете, где я живу?

Она пошла к своей квартире. Пытаясь понять, что именно привлекло её к этому человеку. Но ей хотелось продолжить это знакомство.

Мистер Тумнус. Фавн, советник королей и королев Нарнии.

Когда они оказались внутри фавн закрыл дверь на ключ, чтобы дочь Евы не убежала от него. Ведь тогда её поймает кто-то другой. А она обязательно расскажет и о нём. Тогда наказания не избежать. А ведь он ещё не был до конца уверен, что хочет передать её Джадис. Уж больно она была доброй. Слишком настоящей. Не такими он представлял себе людей. Не такими.

Фавн думал, что люди больше похожи на Джадис. Высокие, жестокие и напрочь лишённые добродетели. А Люси Певенси не была такой. Она искренне улыбалась. Не стеснялась показать своих эмоций. И отважно пошла за совершенно незнакомым существом, которое на самом деле замыслил её украсть.

Он возился на кухне с чаем, предварительно спрятав ключ на шкафу с посудой. Краем глаза он отмечал её восторг и удивление. Девочка была совсем не похожа на Белую Колдунью, чем всё больше нравилась Тумнусу. И он уже пожалел, что привёл её сюда. Ведь королева, скорее всего, уже прознала появлении в Нарнии человека.

— Угощайтесь, чай горячий, - проговорил Тумнус, ставя поднос с чайными принадлежностями на небольшой столик. — А вот кекс.

Но, если он не сделает того, что задумал, то Джадис превратит его аккуратные копытца в лошадиные и лишит его рожек. А фавн не мог этого допустить. Никоим образом. Поэтому он был так приветлив с этой девочкой, поэтому он привёл её в свой дом, поэтому наготове была старая, ещё бабушкина флейта. Тумнус как будто предчувствовал приход Люси Певенси, накануне нашёл в сундуках музыкальный инструмент. Весь вечер вспоминал нарнийские колыбельные. Теперь флейта лежала на камине в ожидании своего выхода.

— А вы знакомы с нарнийскими колыбельными? - смущаясь проговорил фавн. Он не был уверен в том, что поступает правильно. Но мог ли он отступить. На стене прямо за спиной девочки висел портрет его отца. Он отказался служить Джадис, и принял смерть от её рук. Тумнус не был готов поступить также. Но глаза отца, казалось, смотрят на него с укором. В руках Тумнуса уже была флейта, и, вертя её в руках, он пояснил, — Потому что на этом вряд ли хорошо получится.

Фавн приложил к губам инструмент, и осторожно заиграл. Тихая мелодия заполнила комнату, а в камине заплясали искры, изображая сцены охоты на легендарного белого оленя. Девочка по-началу испугалась, но Тумнус не дал ей отвлечься. Он продолжал играть, искры по прежнему плясали, демонстрируя всё новые сцены. Всё оборвалось слишком внезапно. Чашка с громким звоном упала на пол, а камин полыхнул так сильно, что чуть-чуть не опалил лица фавна. Он заворожённо смотрел на погасшие поленья, ему показалось, что в конце пламя приобрело образ львиной головы и прорычало на него.

За окном быстро темнело, как и всегда зимой. Тумнус на ватных ногах перебрался подальше от девочки. Теперь он точно не мог выдать её колдунье. Раз сам Аслан за неё заступился. Только теперь фавн понял, что натворил. Страх потерять свой обычный облик был ещё силен, и нарниец решил предпринять ещё одну попытку, когда Люси Певенси проснётся. Но получится ли у него?

Мелинда Прюденс Холливелл. Дважды благословлённая ведьма. Дочь Пайпер Холливелл и Лео Уайатта. В силе практически не уступает старшему брату.

Накал страстей спал, и Мелинда устало откинула голову, прижимаясь затылком к креслу. Она чувствовала себя выжатой, как лимон. Почему-то захотелось спать. И Мелинда закрыла глаза. Почему всё, что с ней сегодня произошло не обернётся сном? Немного жутковатым, но всё же сном. Сном, от которого можно проснуться и через полчаса уже и не вспоминать о том страхе, что мучил в сновидении.

Но это было реально, и данной ситуацией нужно было считаться. Чего ведьма никак не хотела делать. Она слушает брата, и от сказанного мороз пробегает по коже. Мало того, что он сам получил, так ещё и множество жизней было положено ради спасения брата. И Мелинда понимает, что всё это было правильно, но ощущений это понимание не меняет. Совсем. Она не отвечает на слова брата, лишь слегка кивает головой. Стараясь не выдавать своих чувств.

— Я в это верю! - заявляет она, открывая глаза и поднимая голову. А потом возвращается в исходное положение и добавляет, уже не так уверенно, — Наверно.

Холливелл вновь задумалась, а могла ли она что-то сама? Без братьев, без семьи. Могла ли она сказать о себе, что тоже что-то значит в этом мире. И её вновь кольнула мысль, что сама по себе она мало, что стоит. И укол оказался болезненней, чем ей хотелось бы. Но она вновь ничего не говорит. Зачем? У брата и без неё проблем хватает. Да, и о таких проблемах Линда не любила говорить вслух с кем-то кроме личного хранителя.

Ведьма уже некоторое время сидела с закрытыми глазами, и только кивала в нужных местах. Её клонило в сон. И отвечать на шуточку брата не стала, лишь неопределённо хмыкнула. Мол, тебе виднее. Но объяснения слушала внимательно. Ради этого оторвала голову от кресла и внимательно смотрела магу в глаза. Ей предстояла долгая и кропотливая работа. Как раз такая, какую она на дух терпеть не может. Она прекрасно понимала, что не сможет справиться. Монотонная деятельность убивала всякий интерес к работе. И Мелинда не могла себя перебороть, что бы не делала.

— Поможешь? - Мел с надеждой посмотрела на брата. Она не любила показывать свои слабости, но сейчас не тот момент, чтобы притворяться идеальной. И ведьма сидела готовая внимать распоряжениям Криса. Она была готова сделать всё, что он ей скажет, всем своим видом выражая её. — Я не уверена, что справлюсь.

Сейчас она уже ни в чём не была уверена. Неизвестность, что ждала её за порогом родного чердака пугала до мурашек. И ей нужен был проводник, которому в ответ она готова была помочь всем, чем сможет. И не важно, чем эта история закончится.

Избранные внешности: Разные, часто подбираются под определённый характер.
Любимые характеры:
Что хочу видеть в своих партнерах по игре: Посты пишу от 2к символов. Не очень люблю птицу-тройку. Предпочитаю играть от третьего лица. К задержкам отношусь спокойно, за игроками не бегаю, того же жду по отношению к себе (о задержках предупреждаю).
Что я думаю о кроссполе: Ничего не имею против. Сама играю мужских персонажей.
Другое лично обо мне: Открыта для разного рода игровых экспериментов. Единственное "но": я не очень люблю мистику. Люблю пообсуждать персонажей с соигроком.
Связь со мной:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.